Этот публикация в газете "Огонек", 
№12 от 31.03.2014, стр. 31


Выживательная позиция

 

Никита Аронов познакомился с людьми, деятельно готовящимися к самому худшему

Тревожное время, в которое мы живем, подарило смысл существования людям, чье хобби — выживание. Они проводят время в постоянном ожидании катастроф и войн, а приготовление к апокалипсису довели до отработанной технологии. События на Украине только убедили их в правильности стратегии. Продвинутые выживальщики делают схроны, закупают продукты и присматривают глухие деревеньки. Что это за феномен и чего боятся наши люди, изучал "Огонек"

Никита Аронов

"Ничего личного, но вопрос оснащения и гнездовья отряда не подлежит разглашению вне отряда",— Алексей, администратор одного из сообществ "В контакте", посвященного вопросам выживания, ответил мне мгновенно, но был непреклонен.

Я просился на какую-нибудь тренировку вне гнездовья, скажем, на занятия по стрельбе. Алексей предупредил, что фотографировать некоторые упражнения будет нельзя, посоветовался с товарищами и в последний момент отказал. Конспирация для выживальщиков превыше всего.

Отряд в гнезде

Зато с самим Алексеем мы встретились в японском кафе, где он патриотично заказал картошку с грибами. Мой собеседник оказался длинным парнем под 30 лет, с аккуратной бородкой, в сером костюме поверх невзрачного светлого свитера. Так обычно ходят следователи и опера, собственно, мой собеседник и сам вскоре признался, что он бывший следователь. Сейчас Алексей работает юристом в какой-то силовой структуре. Но юриспруденция — это в рабочие часы. Выходные отданы подготовке к тому времени, когда законы действовать перестанут: к войне, беспорядкам, природным катаклизмам.

— Первой нашей задачей будет выбраться из города,— начинает Алексей.— Основная толпа ломанется сразу, будут пробки. Поэтому мы должны быть готовы пересидеть первые дни. На кухне у каждого хранится обязательный для всех бойцов запас.

В утвержденном перечне консервы, крупы и 10 литров воды на семью. В отряде Алексея вообще обожают инструкции и составляют их по любому поводу. Выглядят они примерно так: "Для формирования степени угроз вводится понятие — УГРОЗА БЕЗОПАСНОСТИ:

— проблемы на дороге, угроза криминала, неправомерные действиях СП, социальная катастрофа (откл. света, воды) и другие — Угроза безопасности А;

— уличные беспорядки, техногенная катастрофа — Угроза безопасности Б;

— теракт, применение оружия в районе проживания, открытые БД — Угроза безопасности В".

Аббревиатура "СП" в этом отрывке обозначает сотрудников полиции, "БД" — боевые действия — профессиональный полицейский жаргон. Собственно, отряд Алексея по большей части состоит из таких же, как он, "сотрудников". Еще есть, конечно, врачи и даже психолог. Но основной упор — на бойцов. В случае чего без стрельбы и мародерства не обойдется.

— Если что-то случится, люди побегут из города. Сегодня он менеджер среднего звена, добрый хомяк. Но через несколько дней после начала катастрофы он будет голодным, с голодным ребенком на руках и перестанет быть добрым. А мне надо будет защищать себя, свою семью, своих крестников,— рисует жутковатую картину Алексей.— Впрочем, грабежи складов и оружейных магазинов предусмотрены в стратегии всех групп, так или иначе занимающихся выживанием. Ведь запастись всем заранее невозможно.

У Алексея, впрочем, запас есть. Одних легальных "стволов", если считать вместе с травматикой, девять штук. Бойцов в отряде примерно взвод плюс жены, дети и прочие родственники. В случае войны или катастрофы все они должны организованно переместиться из города в первую точку сбора — садовое товарищество в 50 км к западу от Москвы. В нем выживальщики выкупили 10 участков, хранят запасы и в мирное время жарят шашлыки по выходным. Но от серьезной беды спасаться, конечно, придется не там.

Основное место будущего выживания — полумертвая деревушка в 450 км от Москвы, у белорусской границы. Там товарищу Алексея принадлежит несколько домов.

— В деревне живут старики, и сейчас мы их дома взять не можем, но когда явится толпа и скажет: мы, бабушка, будем здесь жить, а за это дров наколем и поможем с продуктами, возражать никто не будет,— уверен юрист.— У нас там кузница есть, сейчас работает на художественную ковку, но при необходимости там можно хоть пистолеты ТТ клепать.

И ладно бы только кузница. Если послушать Алексея, они с товарищами построили целую экономику двойного назначения, правда, в деревенском масштабе. Например, членам отряда выживальщиков принадлежит местная сеть продуктовых магазинов и автолавок. В мирное время все это работает и приносит даже некоторый доход, а в военное должно обеспечить хозяевам запас провизии. Неподалеку есть подконтрольные москвичам совхоз и ветлечебница. Так что еда и лекарства, по идее, будут.

Спасение на Урале

Игорю из Самары 24 года, он поджарый, коротко стриженный, с бородкой, занимается электронными системами безопасности на предприятиях. Еще он выступает на конференциях молодых ученых, трижды в неделю ходит на тренировки по рукопашному бою, собирает в лесу чайные травы и печет пироги. В общем, парень разносторонний. Выживанием Игорь интересуется со школы. Он ведет еще одно посвященное этой теме сообщество на сайте "В контакте" и тоже состоит в отряде выживальщиков, только в другом. Впрочем, к ним на мероприятие приехать тоже нельзя — конспирация, но интервью по скайпу — пожалуйста.

— Ядерная война как сценарий нами всерьез не рассматривается, а вот социальный конфликт вполне,— объясняет Игорь.— Нынешние украинские события только подтвердили, что мы не зря готовились.

Понимание, что пора переходить к реальным действиям, пришло после конфликта на Манежной. Отряд к тому моменту уже плотно общался в интернете, но вместе еще ни разу не собирался. В феврале 2011-го устроили первый сбор — колонны машин из Самары и из нескольких других городов отправились в Свердловскую область осматривать будущее место выживания. Тут все так же, как и у московских коллег,— мертвая деревенька в глуши, название которой Игорь, конечно, не говорит по соображениям безопасности.

— Сейчас мы скупаем дома, они, естественно, пойдут под снос. А летом начнем строиться,— рассказывает выживальщик.

В деревне будут запасы на три месяца. Игорь и его товарищи считают, что за это время хаос устаканится, восстановятся какие-никакие связи между людьми и можно будет торговать или хотя бы меняться. А чтобы было чем меняться, выживальщики в своем поселке хотят открыть производственный цех и даже добыли по случаю несколько станков. Как эти станки обеспечивать энергией, пока неясно. Будущие жители уральской деревни колеблются, выбирая между генераторами и ветряками.

Организация отряда — вещь, более продуманная. Тут все поделено на десятки, они же "мобильные группы" в разных городах. В Самаре, например, одна полная десятка и одна недоукомплектованная. В каждой группе, по идее, должен быть врач, а лучше два или несколько военных. Командиры чаще всего из служивых. Игоревой десяткой, например, командует отставной капитан.

Группа встречается еженедельно. Обсуждают политические новости. Иногда играют в пейнтбол, страйкбол и прочие военные игры. Иногда — в мирные, настольные, смотрят фильмы и пьют чай. Периодически ездят на природу, в том числе в свою деревеньку под Екатеринбургом: тут и отдых, и вроде как тренировка.

Экономика страшнее ядерной войны
Прямая речь

Чего боятся россияне, "Огоньку" объяснил социолог "Левада-центра" Денис Волков

На первом месте у россиян стоит страх потери близких, боязнь войны или массовой резни — уже на втором. Опрос на эту тему мы регулярно проводим с 1989 года. И страх войны за это время заметно снизился. В 1991 году этого боялся 61 процент россиян. В 2005 и 2007 годах — 46 процентов. Последний такой опрос в июле 2013 года показал, что войны боятся только 38 процентов опрошенных. Тут нет или почти нет разницы по полу, возрасту, образованию. Единственная корреляция — уровень дохода. Чем меньше люди зарабатывают, тем сильнее страх войны.

Впрочем, сейчас войны с Украиной опасаются многие. В нашем недавнем исследовании на вопрос: "Беспокоит ли вас возможность вооруженного конфликта с Украиной?" утвердительно ответили 83 процента россиян. И  грузинский конфликт 2008 года, и украинские события сопровождаются сильным воздействием на психику, и главную роль в этом играют центральные СМИ. При таком потоке информации люди говорят: мы слышим, но не можем разобраться. Чем больше информационный поток, тем, судя по опросам, люди меньше понимают, что к чему. Это вызывает тревогу. События на Манежной площади тоже привели к всплеску беспокойства, а также неприятия, озлобленности, причем не только в отношении приезжих, но и друг к другу. Об этом можно говорить совершенно точно, поскольку мы проводили опрос буквально по горячим следам.

В возможность государственного переворота в России в течение ближайшего года мало кто верит. Это традиционный вопрос, который мы задаем уже много лет. В декабре 2013-го нам ответили утвердительно ("да" или "скорее да") только 11 процентов населения. В то же время крупные технические катастрофы на территории Российской Федерации никого не удивят. В конце 2013 года в такую возможность верили 44 процента россиян.

Конкретно об атомной войне у нас опросов не было. Но когда людей спрашивали о самых серьезных мировых проблемах, только 9 процентов респондентов назвали распространение ядерного оружия. Этот ответ стоял на шестом месте, после нищеты с голодом, терроризма, упадка экономики, военных конфликтов и изменения климата.

Вообще, главная причина опасений для россиян — экономические проблемы. Если в вопросе есть подсказка про экономику, она затмевает все остальное, становится важнее ядерной войны. Для россиян это проблема нерешенная. Ведь 75 процентов населения признается в опросах, что им хватает денег только на покупку продуктов и одежды. Или даже на это не хватает. Только у четверти россиян остаются деньги на дорогие вещи.

Подготовил Никита Аронов

Зеленый Крым, желтое Бирюлево

— Мне, чтобы сорваться с места, нужно 10 минут. Рюкзак всегда собран,— говорил мне по скайпу Игорь.

Я не поверил и попросил продемонстрировать. Игорь усмехнулся, снял наушники, отошел от экрана буквально на минуту и вернулся с туго набитым рюкзаком на 65 литров. Для походов у Игоря другой рюкзак, а этот всегда в полной готовности на случай чего. Внутри смена белья, средства личной гигиены, сухари.

— А дальше вещи, о которых я, к сожалению, не все могу рассказать, а тем более показать,— туманно объяснил Игорь.— Консервов нет. В первую неделю всеобщего хаоса еды будет навалом, а потом мы уже доберемся до места. Нож вот он у меня, рядом лежит. Аптечка собрана и в шкафу.

В общем, парень из Самары действительно укомплектован по полной и всегда готов. Москвич Алексей продемонстрировал свою готовность к непредвиденному еще раньше, когда я проводил его до машины. В багажнике небольшого внедорожника обнаружились саперная лопатка, армейский сухой паек, маленькое блестящее термоодеяло из арсенала спасателей, топор и расширенная аптечка. На самом деле Алексей не всегда все это с собой таскает, просто сейчас, в связи с крымскими событиями, у них в отряде объявлен "зеленый код" опасности.

Для кодов своя длинная инструкция. "Зеленый" включили, когда на Майдане раздались первые выстрелы. Это значит, что сухпаек всегда должен быть с собой. Еще это значит, что раз в день всех членов отряда обзванивают. А если кто-то вынужден уехать из города, то ставит в известность начальство. Тогда его семью, в случае развития ситуации, эвакуируют без него.

— Мы тщательно следим за украинскими событиями: код будет отменен, если отряды крымской самообороны снимутся с Перекопа, предоставив охрану полуострова регулярным войскам,— комментирует Алексей.— Если обстановка будет накаляться, объявим "желтый код".

Этот код пока использовали только однажды — во время беспорядков в Бирюлево. Тогда все выживальщики обязаны были помимо еды носить с собой травматическое оружие и минимальный набор бытовых принадлежностей. Есть еще "красный код" — на случай, если дело примет совсем серьезный оборот. Тогда придется возить с собой охотничье оружие. Обилие инструкций призвано облегчить выживальщикам самый главный выбор: что считать точкой невозврата. Когда пора собирать ружье и приступать к захвату складов?

Выживающие на Украине

Украинские выживальщики, кстати, точку невозврата пока еще так и не прошли. Несмотря на все неспокойные события.

— Не было у нас причин уезжать из города,— считает киевлянин Григорий Шелест, постоянный организатор всеукраинских слетов выживальщиков.— Мне от работы до Майдана пять минут пешком. Там все было достаточно локально. Сейчас обстановка нагнетается, но у нас налажен хороший информационный обмен с камрадами со всей страны, что позволяет видеть реальную картину. На юге и востоке тоже никто из городов пока не эвакуируется.

Хотя нет, во время кульминации киевских событий, когда счет убитым пошел на десятки, а городские власти закрыли метро, кое-кто из группы Григория все же вывез семьи.

— Это было не так уж просто: дороги забиты, за бензином очереди,— рассказывает он.— Но сутки спустя люди утихомирились и вернулись.

Организованного отхода не произошло, хотя у Григория и его отряда имеется свой план на случай войны и катастрофы, как две капли воды похожий на планы российских коллег. Собранные рюкзаки, точки сбора и присмотренная заранее деревенька, чтобы переждать смутные времена.

Впрочем, украинские выживальщики столкнулись с проблемой, о которой раньше как-то не задумывались,— в каком составе выживать. Друг Григория стал сотником самообороны, другие, наоборот, протест не поддерживали и помогали раненым милиционерам в больнице. А один потенциальный член группы вообще служил в "Беркуте". В общем, хоть и готовились все к гражданским беспорядкам, но к расколу общества оказались совсем не готовы.

Коммерция

"В связи с событиями в Украине объявлены скидки на товары нашего производства",— гласит объявление на сайте симферопольского интернет-магазина "Выживай".

— Мы установили скидку в январе, когда начались массовые беспорядки,— рассказывает хозяин сайта Сергей Ефимов из Симферополя.— Ножи и арбалеты в это время стали покупать в полтора раза чаще. На наши товары для выживания тоже спрос вырос.

Для одних — выживание, для других — заработок. И не только на продаже противогазов и тревожных чемоданчиков. Например, фирма "Спецгеопроект", занимающаяся строительством убежищ гражданской обороны, уже 10 лет принимает заказы на частные бункеры.

— Максимальный интерес к нашей продукции был перед 2012 годом, когда все ожидали конца света,— рассказывает гендиректор Данила Андреев.— Но это интерес, а спрос и тогда, и теперь оставался стабильным — пять-шесть объектов в год.

Бункер на 10 человек стоит недешево, но и не запредельно дорого — 6-10 млн рублей "под ключ". Пересидеть атомную зиму в таком сооружении не получится, но первые недели катастрофы — вполне. Причем почти любой катастрофы.

— Предполагалось, что раскупать убежища будут не хуже, чем в Америке,— рассказывает эксперт по выживанию Дмитрий Колесников.— Но в России менталитет другой, пока петух не клюнет, люди всерьез ничем не занимаются. Одно дело — в интернете болтать. И совсем другое — вложить много денег в стройку.

Дмитрий Колесников невысокий, кругленький. У него армейские ботинки, на запястье специальный веревочный браслет, распутывающийся в длинный и прочный спасательный шнур, камуфляжные штаны с защитными вставками на коленях и шеврон "Академия выживания" на плече. В общем, Дмитрий гораздо больше похож на хрестоматийного выживальщика, чем все, с кем я общался до него. Но это в значительной степени часть имиджа, руководитель школы выживания и должен так выглядеть.

— Я в отличие от многих не скрываю, что мы делаем коммерцию,— признается Дмитрий.— Многие другие трутся во всяких сообществах выживальщиков, а на самом деле просто свое снаряжение впаривают.

Сам Дмитрий продает курсы выживания. Несмотря на свою округлость, он действительно умеет ломать кирпичи руками, строить убежища в лесу и добывать огонь 17 разными способами, даже с помощью презерватива.

В интернете и в жизни

В декабре 2011 года, в преддверии конца света по календарю майя, его "Академия выживания" решила устроить первый российский слет выживальщиков.

— Мы работали по форумам и соцсетям, но в итоге сумели пригласить только около 15 человек, относящихся к делу серьезно,— вспоминает Дмитрий Колесников.— Кто-то из них ждал катастрофы, вызванной движением материков. Другие всерьез готовились к нашествию зомби, точили мачете, тренировались. Был человек, который закладывал схроны в огромном количестве и на все случаи жизни.

На следующем слете выживальщиков народу собралось больше, но доля экзотики заметно упала. Да и настроения изменились: почти все готовились выживать в вооруженном конфликте и гражданской войне. А большинство выживальщиков были представителями силовых структур.

В интернете и в жизни любители выживания оказались очень разными.

В Сети вокруг выживальщиков сложилась довольно большая субкультура. Конец света здесь именуют аббревиатурой БП, где первое слово "большой", а второе — непечатное. Читают книжки о жизни в постапокалиптическом мире и воспоминания людей, переживших осаду Сараево в 1992-1996 годах. При этом люди не менее серьезно рассуждают о спасении в ядерной войне. А на некоторых сайтах можно встретить смешные опросы на манер этого: "Если завтра на Землю высадятся тысячи гуманоидов — иммигрантов с планеты, на которой произошла катастрофа, ваши действия?".

На страйкбольной тренировке преданные своему странному увлечению люди злее и серьезнее. Еще серьезнее на стрельбище. Чем дальше от интернета и ближе к реальной подготовке, тем меньше среди выживальщиков комичных чудаков и больше "недовоевавших" военных и молодых сотрудников силовых органов. С ружьями, схронами и готовностью грабить магазины. А это уже совсем не смешно.

Собери свой чемоданчик
Детали

Готовые чемоданчики на крайний случай — ходовой товар в магазинах для выживальщиков. Минимальный набор для выживания легко составить из подручных средств

Ценности
Оригиналы или нотариально заверенные копии паспортов, документов на землю и недвижимость, водительских прав
Деньги в разной валюте
Золото, ювелирные изделия
Еда и питье
Фляжка с водой
Средства для дезинфекции воды: акватабс, пантоцид, марганцовка
Шоколадный батончик
Выживание
Нож
Мультитул (или многофункциональный нож)
Зажигалки, спички
Компас
Веревка, шнур
Блокнот, карандаш
Аптечка (в водонепроницаемой упаковке)
Обезболивающее
Жаропонижающее
Средство от диареи
Йод
Пластыри
Перевязочный пакет